Ингрид


На главную
Наш ассортимент:
Головные уборы из велюра
Головные уборы повышенной сложности из велюра
Зимние головные уборы
Вечерние головные уборы
Летние шляпки из соломки
Летние шляпки из сеномей
Свадебные головные уборы
Мужские головные уборы
Головные уборы для сцены
Прайс-лист
Контакты
Достижения
Статьи о Фирме
Интересное о шляпах
Архив
Ссылки
Яндекс цитирования

Журнал «Люди», 2006 г.

«Ты шляпку шелковую надень…»



«Женщина без шляпки – все равно что Эйфелева башня без наконечника», - утверждают французы. В гардеробе каждой француженки этот головной убор занимает совершенно особое место. На свадьбе, крестинах, похоронах и всякого рода официальных мероприятиях мадам и мадемуазель должны находиться непременно в шляпе. Конечно, не в фетровой, а в той изысканной и неповторимой шляпке из шелка или парчи, которая у нас относится к разряду вечерних и порой является настоящим произведением искусства.
Были времена, когда и в России ни одна уважающая себя дама не могла появиться на улице с непокрытой головой. Это считалось дурным тоном и казалось таким же немыслимым, как выйти из дома обнаженной. Но в первые же советские годы пережитки прошлого, к каковым, вероятно, причислялась и дамская шляпка, стали решительно устраняться. На смену «аристократке» пришли более «демократичные» головные уборы. А шляпа оказалась незаслуженно забытой…
Как-то еще до перестройки Ольга Зингиревич заглянула в самарский Дом быта «Горизонт», чтобы заказать себе шляпу, - и осталась сильно разочарованной. На витрине стояло всего четыре головных убора, а цветовая гамма, в которой они были выполнены, ограничивалась тремя невыразительными цветами. Шляпы тогда особой популярностью не пользовались, и совдеповский сервис разнообразия не предусматривал. К тому же срок изготовления головного убора составлял ни много ни мало месяц… Шляпу наша героиня так и не приобрела, однако посещение Дома быта запечатлелось в ее памяти надолго. И однажды в жизни Ольги настал день, когда ей захотелось заставить мир заиграть яркими красками – и нарядить самарских женщин в красивые, отнюдь не ширпотребовские шляпки, каких до этого в городе никто не делал…

Создать свое шляпное производство Ольге Владленовне помогло печальное обстоятельство: куйбышевская фабрика головных уборов стала сдавать свои позиции и разваливаться. Первым из фабричных специалистов, попавших под сокращение штата, оказалась модельер. Потеряв работу, женщина подалась в только что образованную фирму «Ингрид`С» - такое название дала новоиспеченному предприятию его хозяйка. Вскоре в коллектив пришла и технолог с той же фабрики.
Свой бизнес, со временем ставший семейным, Ольга Зингиревич начинала в одиночку: муж Игорь не сразу поверил, что из ее затеи что-то получится. Изготовление шляп он считал делом неперспективным, но тем не менее поддерживал жену, как и всегда в сложных житейских ситуациях. В 1994 году действительно трудно было поверить в успех этого начинания: большинство женщин ходило в китайских пуховиках и капорах, и поскольку ничего другого рынок им не предлагал, никто не мог предугадать, станут ли стильные шляпы пользоваться спросом. Поэтому, когда Ольга открывала свой шляпный салон, она никак не ожидала полного «аншлага». Горожанки, уже уставшие от изобилия некачественной и безвкусной одежды, вдруг загорелись желанием хорошо одеваться, иметь красивое пальто, оригинальный головной убор, и шляпки «от Ингрид» вплоть до дефолта раскупались «на ура». К слову, ассортимент новой фирмы с самого начала разительно отличался от предлагавшегося «Горизонтом». Сейчас он еще более расширился: 150 разных моделей шляп, 25 расцветок – выбирай на вкус; а срок выполнения заказа – всего три дня.
Увидев, что изделия расходятся мгновенно, Игорь стал вкладывать заработанные им в коммерческой структуре деньги в развитие фирмы. Вложения потребовались немалые: нужно было приобретать сырье, платить людям зарплату, оплачивать аренду помещения. «Муж делал деньги, а я делала шляпы», - с улыбкой вспоминает тот период Ольга Владленовна. Постепенно Игорь Зямович полностью переключился на шляпный бизнес и сейчас занимается важным делом - сбытом готовой продукции.

Супруги Зингиревич уже тридцать лет вместе. Причем Игорь утверждает, что влюбился в Ольгу с первого взгляда. Произошло это еще в шестом классе, когда семья девочки переехала в Самару и Оля впервые пришла в новую школу. В школьные годы они общались в кругу компании, симпатизировали друг другу, но всерьез о совместном будущем не задумывались. Затем поступили в один вуз, правда, на разные факультеты. Ольга выбрала для себя ФАИТ политехнического института, потому что в то время специальность инженера-автоматчика считалась престижной, Игорь – механический. Учились они в разных корпусах и поначалу встречались очень редко, а потом вдруг «пересеклись» и после четвертого курса сыграли свадьбу…
- Конечно, в основе всех браков лежат прежде всего чувства, - считает Ольга Владленовна, - но мне еще в юности понравилось серьезное, «мужское» отношение Игоря к жизни. Со второго курса он начал ходить в походы и быстро повзрослел. Я увидела, что этот человек уже состоялся как личность, на него можно положиться, и не ошиблась в нем.
Училась Ольга хорошо, но без особого интереса. А его наличие или отсутствие всегда играло большую роль в ее жизни. Если жить становится неинтересно, значит, надо что-то менять. И по окончании института молодые супруги решили не оставаться в Самаре, сознательно выбрав распределение в далекий северный город.
«Девять месяцев зима, остальное лето» – это про Норильск. Так в песне поется, а на самом деле лето оказалось еще короче. Начавшись в июне, в середине июля оно уже заканчивается, а в сентябре выпадает снег… Полярная ночь длиной в полгода – тоже реалия севера. Ольга поднималась с постели и нередко думала: какое сейчас время суток? За окном, несмотря на наступление утра, не рассеивалась тьма, а луч солнца, деликатно скользивший по подушке и пробуждавший девушку ото сна, остался лишь где-то в воспоминаниях о лете… Как выяснилось, и легендарное северное сияние – не такая уж романтичная и безобидная штука. Это природное явление – не что иное, как возмущение электромагнитных полей, которое далеко не лучшим образом влияет на здоровье человека. Но о том, что молодые специалисты отбыли на севере два «срока», то есть шесть лет, они не пожалели ни разу. Норильск, по словам Ольги, научил их работать.
Эффектную и обаятельную хозяйку шляпного салона гораздо легче представить в королевском дворце, чем на металлургическом комбинате, где за четыре года она прошла путь от оператора вычислительного центра до начальника цеха. В Норильске Ольга заметила: если ты что-то значишь сам по себе, имеешь способности, стремишься к решению производственных задач, не избегаешь ответственности, то однозначно можешь тут «вырасти» как специалист. Работа требовала большой самоотдачи, порой приходилось даже ночевать на комбинате, но и деловые качества оценивались по заслугам. Вернувшись «на материк», она увидела совсем другую картину. В Самаре в советский период люди назначались на руководящие посты преимущественно «по блату», и если ты даже семи пядей во лбу – без связей стать руководителем любого подразделения было немыслимо.
Хотя новая должность Ольги в Управлении снабжения и сбыта Куйбышевского облисполкома называлась громко - начальник отдела программирования – и о такой карьере многие могли только мечтать, сама она не испытывала радости. То, что Ольга Владленовна ежедневно наблюдала в отделе, повергало ее в ужас: сотрудники, не обремененные большим количеством должностных обязанностей, по четыре раза в день пили чай! Для Ольги это оказалось нонсенсом. На севере пить чай в рабочее время было не принято, да и возможности такой не представлялось. Каждую минуту ценили. Здесь же целые часы проходили за чаепитием и пустыми разговорами. Потом Ольга поняла, почему все подобные отделы в конце концов развалились: в них просто никто не нуждался! А ведь их в стране насчитывались тысячи…
Промаявшись год на скучной работе, Зингиревич из начальников сбежала, несмотря на неплохую зарплату и отличную по тем временам премию. Устроилась в Управление гражданской авиации простым инженером, а вскоре ушла в декрет. Родила долгожданного сына Станислава. Пока ребенку не исполнилось семи лет, Ольга занималась индивидуальным пошивом одежды на дому. А когда отправила сына в школу, подумала: чему себя посвятить? И решила пойти в директоры!
За то, что она смогла найти свое настоящее призвание, Ольга благодарит… перестройку.
- Многие считают, что жить в эпоху перемен трудно и опасно, но я думаю - мне повезло: наступила перестройка – и я смогла «перестроиться», заняться производством головных уборов. Мне это больше по душе, чем автоматизация информационных процессов… - признается Ольга Владленовна.
Тогда, в 1990-х годах, некоторые предпринимательницы давали созданным ими магазинам, салонам и даже продуктам собственное имя. Можно было купить, например, салаты «от Ольги». Но Зингиревич эта идея не понравилась. Свою фирму она назвала красивым скандинавским именем, принадлежавшим героине прочитанного ею романа. Наверное, девушка Ингрид стала для Ольги художественным воплощением того неповторимого образа, который помогает создать обычная шляпа…
Что и говорить, изящный головной убор позволяет каждой из нас - даже далеко не красавице - мгновенно преобразиться, почувствовать себя более значимой и привлекательной, привлечь восхищенные взоры окружающих. Шляпа, без сомнения, украшает и юную барышню, и немолодую особу. Пожилая женщина без шляпы – просто бабушка, в шляпке – элегантная дама. Женщину в шляпе обязательно проводишь взглядом…
Трудно не согласиться с Ольгой Владленовной, считающей, что для любой представительницы прекрасной половины человечества на все случаи жизни можно подобрать головной убор, называемый шляпой. Правда, у некоторых людей слово «шляпа» почему-то ассоциируется с грандиозным сооружением на голове, с которым в трамвай не влезешь, в автобус не войдешь. На самом деле шляпы бывают разные – повседневные, вечерние, изысканные, стильные, с полями или вовсе без них. Из фетра, велюра, бархата, кожи, соломки… Немало моделей сочетается даже с курткой и джинсами. Шляпа дополнит любую одежду и придаст вашему облику шарм, чего никак нельзя сказать о кепке «с ушами», превращающей женщину в некое бесполое существо.
После нескольких лет спада спроса на шляпки у самарчанок вновь повысился интерес к этому замечательному головному убору. Горожанки самого разного возраста и социального положения приобретают шляпы с удовольствием, нередко произнося при этом: «Надоело ходить, как все! Хочется выглядеть красиво!» Многие из них, впервые переступая порог шляпного салона, совершенно уверены, что шляпы им не идут. Тем не менее мастерам удается найти для скептически настроенной клиентки головной убор к лицу. В итоге, повертевшись у зеркала, довольная дама расплывается в улыбке: «И правда хорошо!» Удивительно, но правильно подобранная шляпа может «затушевать» те особенности фигуры или лица, которые женщина считает своим недостатком, и наоборот – подчеркнуть достоинства. А это значит, что нужно просто забыть про стереотипы, про комплексы относительно своей внешности и вспомнить о вечно модной и современной шляпе…

Мода, как известно, не имеет границ. Головные уборы от фирмы «Ингрид С» сегодня с удовольствием покупают не только в Самаре, но и в Казани, Нижнем Новгороде, Саратове, Петропавловске-Камчатском, Владивостоке, Хабаровске, Петербурге и Москве. А на вопрос, почему они пользуются большим спросом «от Москвы до самых до окраин», Ольга дает прямой ответ:
- Не хочу хвастаться, но… Шляп такого качества, как у нас, в России больше нет!
Высокое качество изделий зависит и от того, что производство в фирме не поставлено на поток: каждую шляпу «от» и «до» изготавливает вручную одна мастерица.
С некоторых пор шляпки «от Ингрид» стали известны даже во Франции. В этой стране, признанной законодательницей мировой моды, Ольга Зингиревич часто бывает по приглашению сестры, связавшей свою судьбу с французом и поселившейся в доме на Лазурном берегу. Однажды в Ницце с Ольгой Владленовной произошел любопытный случай. Выйдя из ресторанчика и ожидая своих спутников, она рассматривала какую-то витрину. Вдруг к ней подошел француз и заговорил на довольно приличном русском языке. Возможно, этот человек был потомком русских эмигрантов еще послереволюционной волны, многие из которых осели в Ницце. Услышав родную речь, Ольга удивилась и спросила: «Как вы догадались, что я русская?» Незнакомец ответил, не покривив душой: «Если встречаешь здесь красивую женщину, то можно не сомневаться - она приехала из России!»
Кстати, поэт русской эмиграции Игорь Северянин, находясь, быть может, в этих самых местах, посвятил шляпе такие строки:
«…И скоро будет весенний день,
И мы поедем с тобой в Россию,
Ты шляпку шелковую надень –
Ты в ней особенно красива…»
А Ольга Владленовна, рассказывая о загранице, приводит сравнение:
- Шляпы там стоят в среднем раз в пять больше, чем наши головные уборы, которые считаются дорогими, однако француженки, например, меняют их каждый сезон. Шляпу действительно нужно менять хотя бы раз в год, в крайнем случае раз в два года! А к нам приходят женщины, приобретавшие у нас головные уборы еще десять лет назад, когда салон располагался на Некрасовской. За десятилетие надо было четыре шляпы сменить, но они просто не могли позволить себе такой роскоши. Низкая платежеспособность населения – беда всех производственных фирм. Мы могли бы наращивать объемы производства, но если женщины по десять лет одну шляпу носят, разве это имеет смысл?

«Шляпный сезон» в Самаре почти такой же короткий, как лето в Норильске. Головные уборы пользуются спросом четыре месяца в году – два осенью и два весной. А в остальное время фирма тоже как-то должна сводить концы с концами. Вот и получается, что в другие месяцы небольшой коллектив создает задел на будущее.
Так как работа у сотрудников сезонная, лет семь назад Ольга Владленовна решила, что в относительно свободные месяцы они могли бы заниматься чем-то еще и иметь дополнительные доходы. У фирмы в тот период как раз появились средства, и директор вложила их в развитие нового направления деятельности – производства одежды.
Она предоставила своим работникам возможность пройти обучение, пригласила лучших модельеров и конструкторов из самарского Дома моделей. «Изюминкой» созданной ими коллекции одежды стали костюмы для детского театра моды. Когда фирма отмечала свое пятилетие, в культурно-развлекательном центре «Айсберг» прошло представление, участники которого продемонстрировали на подиуме модели «от Ингрид». Костюмы со шляпами смотрелись просто великолепно. Ольга Владленовна сидела в первом ряду зрительного зала и не могла скрыть слез радости.
- Это был настоящий триумф, шоу наших достижений! – вспоминает она. – Пять лет назад я бы сказала, что швейное направление – моя гордость. Мне было приятно сознавать, что у нас такая фирма – мы можем все!
Но в те годы действительно замечательная одежда, изготовленная руками мастериц «Ингрид С», оказалась не востребована. Большим спросом у потребителей она не пользовалась. А постоянно придумывать заказы для портных, вкладывать огромные деньги в дело, чтобы оно существовало для поддержания имиджа руководителя, Ольга не хотела. Поэтому пришлось швейное производство свернуть, хотя усилий для его создания было приложено очень много.
Тогда Ольга Владленовна поняла, что «разбрасываться» нельзя, нужно отдавать все силы какому-то одному направлению работы. А когда у тебя две больших сферы деятельности, неизбежно происходят упущения в обеих. Допускаются промахи, появляются недоработки, ослабевает контроль. И теперь развитие швейного направления директор фирмы считает своей большой ошибкой…

За двенадцать лет своего директорства Ольга Зингиревич получила и другие серьезные жизненные уроки. Главный из них привел ее к выводу: если ты руководитель, не старайся угодить отдельному работнику. Делай все для благополучия фирмы, тогда и любой сотрудник будет доволен. Достойная зарплата для всего коллектива, нормальные условия труда – вот к чему следует стремиться. Если же станешь подлаживаться под каждого – фирму можно закрывать сразу!
- У меня случалось такое, что я стеснялась сделать кому-то из работниц замечание, - говорит Ольга Владленовна. - Это нередко вредило делу. Лишь когда я стала более жесткой и требовательной, все сразу встало на свои места. А директор и должен быть таким. Директора не надо любить, его нужно уважать!
Хозяйка салона умеет обходить «подводные камни», которые есть в любом коллективе. Она не допускает на работе никаких женских склок, а сплетни и ссоры решительно пресекает на корню, чтобы в дальнейшем это не привело к большим проблемам…
В своих деловых партнерах Ольга больше всего ценит порядочность и ответственность – качества, к сожалению, далеко не всегда присутствующие у людей. Не секрет, что многие предприниматели относятся к другим безответственно: пообещал – и не сдержал слова, не выполнил обещанного или начисто забыл об обязательствах…
Отношения с компаньонами и партнерами фирмы поддерживают не только супруги Зингиревич, но и их сын. Станислав в каком-то смысле пошел по стопам мамы. Он учится на том же факультете политехнического университета, который когда-то окончила Ольга Владленовна. В свободное время – главным образом по ночам – Стас связывается с покупателями по электронной почте, заключает договора, обновляет информацию и «картинки» на сайте фирмы – ее «визитной карточке». Технический прогресс позволяет сегодня модницам, не имеющим возможности лично посетить шляпный салон, заказать понравившийся головной убор прямо по Интернету. Выбрать шляпку, не выходя из дома, - разве можно было вообразить нечто подобное всего столетие назад?
Удивительны метаморфозы времени! Сменяют друг друга эпохи и династии правителей на ленте истории, изменяются человеческие вкусы, пристрастия и представления о красоте. Сколько еще разных вещей с течением веков станет анахронизмом, сколько веяний моды люди предадут забвению! А шляпки… Шляпки будут всегда! Как весна, как мода и любовь…



Головные уборы демисезонные; кепи, береты;
Головные уборы зимние.
Шляпы свадебные и шляпы вечерние.

Наверх
Россия, 443110, Самара, а/я 4228
тел./факс(846) 926-86-29
mailto:ingrid-s@mail.ru



Copyright © 2007 "Ingrid'S"